Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:31 

Часть вторая: Корби/Шики

Mrrrn
Turn on your radio and hide.


Название: Будь моим, капитан
Автор: Mrrrn
Бета: мои криворучки и ворд
Статус: в процессе написания
Размер: пока что мини, ок. 7 листов
Перинг: Кайл/Шон
Фандом: ориджинал
Рейтинг: NC-21
Жанры: ангст, романс (в будущем)
Предупреждения: насилие над личностью, изнасилование, секс с применением посторонних предметов, увечье, поломанная психика персонажа, полицейское ау, местами флаффота. Боже, какой жуткий ворнинг

Часть первая

С Шоном всегда было так – разбитую коленку никто не залечит, разбитое сердце никто не склеит, раны в душе зияют, словно отверстия от пуль – хочешь, плачь, а хочешь – умри.
Умирать было страшно, Шон пытался, правда, но ничего не выходило – прыгнуть с крыши он не решился, однажды его даже снимали пожарным краном спасатели. Перерезать вены он пытался два раза, на первый его спасли соседи, увидевшие приоткрытую незапертую дверь, а во второй раз он сам пытался затянуть бинты на кровоточащих запястьях, но руки слушались плохо и он все время норовил упасть в обморок. Кровь удалось остановить, но зато он схлопотал заражение и чуть не лишился левой кисти. С таблетками получилось еще хуже – у него было жесточайшее отравление, он заблевал все вокруг, но выкарабкался.
Больше Шон кончать с собой не хотел. Правда, и жить-то тоже толком не хотелось – его жизнь была похожа на черно-белую старую фотографию, выцветшую от времени. В ней не было ярких красок, не было друзей или знакомых, ни одного родственника. В его жизни теперь не было даже угла, к которому можно было бы приткнуться – его выгнали из съемной комнаты, а на работу никто не брал.
Пошел дождь, в который раз за эту неделю, и Шон попытался раскрыть найденный на свалке старый зонт-трость с острым стальным наконечником, но замок заклинило, и зонт не желал открываться. Шон быстро встал под козырек какого-то подъезда в переулке, чтобы быть подальше от лишних глаз, и попытался справиться с затвором зонта, и тут кто-то положил руку ему на плечо.
- Эй, парень, - хмурый молодой мужчина вглядывался в его лицо несколько секунд, но вдруг резко переменился в лице, - Шики? Вот уж не думал, что еще тебя встречу! Ну-ка, иди сюда.
Шона как к месту приморозило. Зрачки расширились, в глазах заплескался, забурлил страх – перед ним стоял один из них. Шон вскрикнул, попытался вырваться, но тело двигалось, словно увязшее в киселе – сейчас с ним сова случится Это. Только не снова, только не сейчас. Нет-нет-нет. Нет! НЕТ!
Шон собрал остатки сил и что есть мочи рванул к выходу из переулка, но не успел преодолеть буквально пары метров, как на него свалилось грузное мужское тело.
- А ну, стоять, - мужчина хмыкнул, сжимая горло Шона. – Не рыпайся, здесь никогда никого не бывает, понимаешь? Ну? Кивни, если понял, что тебе никто не поможет.
Шон затравленно сжался, но хватка на шее усилилась, стало очень трудно дышать. Ему никто не поможет. Снова никто не поможет.
Шон кивнул.
- Отлично. Будь паинькой и пошли за мной, понял? Без фокусов. Если еще раз попытаешься дать деру – я тебя пристрелю. – В бок ткнулось холодное дуло пистолета. – Вставай.
Шон поднялся на дрожащих ногах, резко развернулся, а мужчина вдруг захрипел и стал оседать на асфальт.

Кайлу многие говорили про работу в полиции. «Кайл, послушай мамочку и работай в банке». «Кайл, послушай отца и иди в финансы». «Кайл, не ходи с патрулем в этот район, ты можешь не вернуться».
- 652, прием.
- 652 слушает, прием, - Кайл поднес рацию к губам.
- 652, у вас погоня, возможно, ограбление. Переулок Дёрт, как слышите меня, прием.
- Вас понял, выдвигаюсь, - Кайл вышел из машины, натянув куртку на самые уши, и пошел вперед – благо, тут всего-то стоило завернуть за угол и пройти один дом.
- Что за… - Кайл вытащил пистолет, готовясь к нападению, но парень в большом капюшоне стоял, не двигаясь. У его ног лежал мужчина, прикрывая рану в животе. По закрытому длинному зонту стекала кровь, лицо же парня было какое-то отрешенное, будто это был призрак, а не человек.
- Ни с места, руки за голову! – Кайл крикнул, перекрывая шум дождя своим голосом, но вдруг мужчина на асфальте зашевелился, вскинул руку и выстрелил.

Парень сидел на больничной кровати, повернув голову к окну. На его нескладном худом теле больничный белый халат смотрелся как-то дико – подчеркивал бледность кожи, добавлял черноты глубоким огромным синякам.
- Шон Пэйпа, - прочитал вслух Кайл на карточке пациента. Пока он ждал в больнице, из участка ему привезли личное дело парня и смену чистого белья. Кайл вздохнул и принялся листать папку.
Шону было 25 лет, буквально через пару месяцев день рождения. У него были сильно отросшие черные волосы – все, что осталось от некогда стриженной опрятной прически, темно серые, с голубизной бездонные глаза и дикий страх и усталость, что плескались внутри них.
У Шона не было семьи, дома и работы. Денег, разумеется, тоже. Зато был неприятный случай из детского дома-интерната, в котором он рос. «Подвергался насилию в детстве», - прочитал Кайл. В каком смысле – насилию? В личном деле говорилось, что Шона подбросили к дверям детского дома, завернутого в большие клочья бумаги – от того и фамилия, а вот что было потом.. Кайл полистал еще папку, и вдруг увидел множество фотокарточек, на которых был черноволосый избитый мальчик в комнате защиты свидетелей у них в отделении. На мальчишке не было живого места, фотографии для наглядности изображали все повреждения, что смогли найти. Вот фото лица – глаза пустые, на губах запекшаяся корка крови. Вот фото со следами удушения на шее. Вот кровоподтеки на ребрах и царапины на бедрах и спине. Еще одно фото было помечено, но, почему-то, отсутствовало. В сноске Кайл увидел бледную подпись «множественные повреждения кишечника и анальные разрывы».
Кайл захлопнул папку, решив больше не вторгаться в и без того перехеренную жизнь парня, но тот вдруг отвернулся от окна, закрыл глаз ладонями и заплакал. Тихо-тихо, никто бы и не услышал, но у Кайла вдруг так защемило сердце, что он не смог просто взять и уйти.
- Кайл, ты хорошо подумал? Ты хоть понимаешь, какая это ответственность? – Начальник управления тяжело вздохнул в трубку. – Ты ему хоть сказал об этом? Он согласился?
- Ему некуда пойти, так что не думаю, что он откажется. К тому же, у него не страховки и он не может больше себе позволить быть в больнице.
- Ох, парень, доведешь ты меня когда-нибудь своими приключениями, - Джона повесил трубку.
Кайл зашел в палату и присел на краешек постели.
- Привет, - как можно более дружелюбно поздоровался он. – Я Кайл, будем знакомы.
Парень вдруг резко дернулся, испугавшись, и полетел с койки, вырвав из руки капельницу.
- Эй, эй, тише! - Кайл поднял руки ладонями вверх, показывая, что не имеет никаких дурных помыслов. – Я тот полицейский, помнишь? Я привез тебя в больницу.
Шон слегка расслабился, но ближе не подошел, так и остался стоять в углу между кроватью и окном.
- Слушай, не волнуйся, пожалуйста. Все хорошо, расслабься. Вот мой значок, - Кайл достал из кармана полицейский значок и показал его растрепанному Шону. – Видишь? Я полицейский.
- Что с ним? – Шон, казалось бы, и не собирался вылезать из своего угла, наоборот, навострился, готовясь бежать, если будет нужно.
- С тем парнем? Он в порядке, у него легкий прокол в надлобочной части живота, разрыв мягких тканей, но он скоро будет в порядке.
Лицо Шона побледнело еще больше, все краски сбежали, синяки на шее налились чернотой.
- Но его посадят, будь уверен! – Кайл в спешке замахал руками, - Незаконное ношение оружия, попытка изнасилования и покушение – это не слабо, говорю тебе! Не бойся, он сейчас изолирован и находится под стражей до начала суда.
Шон тихонько подошел к кровати и присел на край.
- Мне нельзя больше здесь оставаться. Вы не могли бы сказать, где моя одежда?
- Вот, держи, я привез тебе чистый комплект, - Кайл снял с плеча сумку, порылся там и достал свободные черные штаны, белую футболку и рыжее худи. – Твоя одежда была не в самом лучшем состоянии, и мне пришлось от нее избавиться, - он неловко почесал затылок. – И трусов я с собой сегодня не взял, ты уж прости.
Шон со странным выражением лица принял подношение, положил на краешке кровати аккуратной стопкой.
- Вы уверены, что я могу это взять?
- Конечно, можешь! – Кайл пододвинул стопочку одежды обратно к Шону, - Не выходить же тебе из больницы голышом.
- Я могу переодеться в нее? – Шон посмотрел в глаза Кайлу со смесью благодарности и неверия, у Кайла комок к горлу подступил.
- Да. Можешь.
Шон вдруг встал прямо, развязал веревочки халата, расположенные на шее и спине, и тряпка соскользнула на пол, обнажая его тело. У Кайла перехватило дыхание, когда он увидел, в что превратилась мягкая молочная кожа за годы, прожитые в том проклятом месте – от шеи до пяток раскинулась полоска сигаретных ожогов, то тут, то там сияли белизной толстые полоски шрамов. Самым ярким был шрам от аппендицита, рядом был еще один, некрасиво кривящийся волной и зарубками.
Парень начал натягивать большие мешковатые штаны, и только тут Кайл заметил, что на правой кисти не хватает двух фаланг безымянного пальца.
Он громко выдохнул, но парень не застеснялся, продолжил одеваться в чистое, пахнущее порошком и кондиционером белье.
- Спасибо за вашу доброту, - парень напялил старые рваные кеды и двинулся к выходу.
- Эй, стой!
Шон испуганно оглянулся, но усилием воли заставил себя остановиться и подождать назойливого полицейского.
- Я не могу тебя так просто отпустить, понимаешь? Ты свидетель по делу, к тому же бездомный, и кто знает, где ты будешь на следующий день.
Шики понуро уставился в пол, стараясь не поддаться панике. Сейчас ему предложат отправиться в камеру изолятора, чтобы пересидеть там до начала суда, а потом… Потом, скорее всего, его найдут бывшие «друзья» из интерната. Уж эти крысята не бросают своих обиженных товарищей, за одного мстят всей стаей. Тут-то ему и придет конец.
- Эй, ты слушаешь? – Рыжеволосый коп помахал у него перед глазами рукой, пока взгляд Шона не сфокусировался. – Я говорю, что ты пока можешь пожить у меня, начальник полиции разрешил. Не бойся, у нас есть официальные документы и никто не посмеет тебя и пальцем тронуть. Я тоже не посмею, - коп доверительно протянул ладонь. – Давай еще раз поздороваемся, только нормально. Я – Кайл.
- Я Шон Пэйпа, - Шон помедлил, но все же протянул руку. – Приятно… познакомиться.

Шон все время ждал какого-то подвоха, ждал, что вот-вот – и этот Кайл на него накинется, но время шло и насиловать его, по-видимому, никто не собирался.
В маленькой прихожей зажегся приятный вечерний свет, озарив вход в гостиную. На полочках справа от двери стояла обувь, рядом висел зонтик и лежала губка. Чуть поодаль на уровне глаз висело небольшое зеркало, а справа от двери стоял небольшой шкаф с одеждой.
- Ну, вот мы и дома, - Кайл мягко улыбнулся, - ты пока снимай обувь и прохди, я сейчас чайник поставлю.
Шон послушно снял свои старые кеды, приткнул их не на полочку, а рядом на полу, задвинув в уголок, и пошел в комнату.
- Первым делом тебе нужно помыться. Ты сможешь сам? – Кайл подлетел к нему оранжевым вихрем, принялся хлопотать. – Вот полотенце, держи, пойдем, я покажу тебе ванную.
Шон шокировано смотрел на полицейского – он никогда не встречал людей, которые что-то делали для него бескорыстно, всегда в чем-то был подвох. Но Кайл, похоже, был занят своими делами – порылся в старом массивном комоде и выудил комплект белья, помахал Шону рукой – мол, пойдем, сюда.
Они зашли в маленькую туалетную комнату, большую часть которой занимала огромная чугунная ванна на витых ножках.
- Это мне досталось от прошлого владельца, - пояснил Кайл. – Ничего такой был старичок, хоть и брюзга. Вот, видишь, любил пожить с шиком. Комод кстати, тоже его.
Шон нервно огляделся, но Кайл положил белье сверху на крышку унитаза, помыл ванну губкой и начал набирать воду.
- Ты какую температуру любишь? Горячую воду или теплую?
- Да я… только в холодной… - Шон растерянно принялся комкать низ футболки.
- В смысле? Ты любишь мыться в холодной воде? – Удивленно приподнял брови Кайл.
- Нет, у нас была только холодная, - Шон потерянно посмотрел на свои ноги.
Кайл похолодел, открыл краны на полную, заливая ванну душистой горячей водой с пеной, достал запасную мочалку и зубную щетку для гостей.
- Вот, держи. Вон тот длинный флакон – гель для душа. Он как мыло, понимаешь? – Он вручил барахло Шону, тот растерянно повертел в пальцах мочалку. – Вот это – шампунь, на нем написано. Ты же умеешь читать, да, Шики?
- Д-да, - Шон остекленевшим взглядом уставился куда-то на раковину.
«Это один из них, он знает, как меня зовут» - мысль забилась в голове, страх завертелся в желудке, к горлу подступила тошнота. Рыжий коп забрал у него вещи из рук и положил их на край ванной.
- Эй, ты чего? – Кайл настороженно посмотрел в глаза Шона, у того дыхание сперло от того, что Кайл был настолько близко. – Тебе помочь раздеться?
- Нет! – Вскрикнул Шон, осел на пол, зажимая голову руками.
- Эй-эй-эй! – Кайл ошеломленно смотрел на Шона, забившегося в угол между раковиной и стиральной машинкой. – Ты чего, Шики?
Шон вдруг рванул к унитазу, вскинул крышку, опрокинув на пол белье. Его вырвало сухими спазмами и желчью, в желудке ничего не было уже несколько дней. Кайл смотрел на все это, и по спине у него тек холодный пот. Не стоило предлагать Такое парню, который подвергался изнасилованию, ох, не стоило. Что же с ним творили если у него настолько сильные приступы паники?
- Прости, я не подумал, - Кайл быстро собрал одежду с пола, положил на стиралку, сбегал на кухню. – Вот, держи, выпей, пожалуйста. Это вода.
Шон дрожащими руками принял стакан, выпил все, нервно давясь.
Кайл помог ему подняться, начал тихонько раздевать дрожащего Шона.
- Я тебя не трону, пожалуйста, не бойся, - приговаривал он, как маленькому, хотя Шон был очень высоким, выше его на голову. – Штаны я трогать не буду, снимай сам. Хорошо. Давай мне их.
Он взял одежду, быстро закинул ее в стиралку и оглянулся – Шон стоял, потерянный, голый, и не знал, что делать. Кайл чуть не разрыдался от жалости, попробовал сгибом локтя воду и удовлетворенно кивнул сам себе.
- Давай, залезай внутрь, - он легонько подтолкнул Шона к ванне. Тот опасливо поставил ногу в воду, подумал, и вдруг ухнул целиком под воду вместе с головой.
Кайл тихо и тяжело вздохнул, смотря, как Шон радуется горячей воде – он никогда не видел настолько больных и покалеченных душевно людей, которые настолько радовались крупицам комфорта. Шона быстро разморило, но слабо соображал, греясь в теплой и уютной ванне, поэтому позволил растирать себя мочалкой. Кайл вертел его как куклу, не мог удержаться, все трогал и трогал впалые худе бока, пересчитывая пальцами ребрышки, тонкие надломленные ключицы со следами переломов, худую костлявую шею. За что же ему все это? Зачем было так мучить этого бедного покинутого ребенка?
Кайл обессиленно приник лбом к плечу Шона, а когда поднял голову – встретился с затуманенным взглядом темных глаз.
- Что ты… - он не успел договорить, Шон приник к его губам своими, слепо моргнул и вдруг вырубился, начал уходить под воду.
- Ох ты ж блин! – Кайлу пришлось знатно попотеть, чтобы не дать парню утонуть – он спустил воду, смыл остатки пены, и, вытерев, потащил Шона к себе в кровать.

Над головой простирался незнакомый белый потолок, Шон сонно повернулся на бок и увидел, то находится в какой-то комнате. Комната была явно обжитая и любимая своим хозяином – то тут, то там валялись разбросанные вещи, из тумбочки со стоящей на ней ночной лампой, свисал носок. Будильник запищал где-то рядом с ухом, Шон повел головой, и чуть было не свалился с кровати, когда услышал громкий стон.
На полу лежал Кайл, мученически протирал глаза и пытался свободной рукой нашарить будильник.
- О-ох, - зевнул он, пытаясь встать с расстеленного старого матраца. – Что за утро. – Он повертел головой, пытаясь понять, почему лежит на полу, и вдруг увидел Шона, с любопытным ужасом взирающего на него с кровати. – О, привет. Ты выспался?
- Угу, - Шон застенчиво отвел пушистую челку с лица – так непривычно было прикосновение к чистым волосам.
- Ну и хорошо, - Кайл задорно улыбнулся, потрепал его по волосам и похромал в ванную чистить зубы.
Шон растерялся, приподняв одеяло – он лежал голышом в чужой постели, и, удивительно, с ним все было хорошо. Разве что слегка саднили глубокие синяки на шее, но это уже мелочи. От чистого, мягкого белья пахло приятным мужским запахом хозяина квартиры, Шон и сам за ночь пропитался этим запахом, будто за те часы, что здесь спал, уже успел стать часть этого дома.
В спальню забежал вдруг голый Кайл, ойкнул и прикрылся ладонями.
- Прости, пожалуйста, я совсем забыл, что ты сейчас здесь, - он смущенно потянул на себя дверцу шкафа, выудил из его недр белые боксеры, быстро их натянул и принялся одеваться.
Фигура у Кайла была крепко сложенная, не пышная, но и не жилистая, скорее, что-то среднее – Шон видел, как ходили под кожей сильные мышцы, пока Кайл надевал штаны. На спине раскинулся узор рыже-белых татуировок в виде расходящихся кругов, но Шон не успел разглядеть все, потому что Кайл быстро накинул рубашку.
- Завтрак на столе, продукты в холодильнике. Не стесняйся ничего есть, кушай все, то захочется, ладно? Мне пора на работу, но я постараюсь отпроситься пораньше, чтобы тебе не было одиноко. – Кайл на минуту исчез, но тут же появился с чистым бельем в руках. – Ты вчера отрубился в ванной, я не стал тебя одевать, только вытер. Вот белье и твоя зубная щетка. – Он присел на колени перед кроватью, достал из кармана мобильный и протянул Шону. – Как пользоваться знаешь?
Шон отрицательно помотал головой, у него никогда не было телефона, да и зачем?
- Смотри, - показал ему Кайл, - открываешь крышку, нажимаешь цифру 1 и зеленую трубку. – У него в кармане зажужжал другой телефон. – Я тебе сразу отвечу. Не стесняйся, пожалуйста, и чуть что – сразу звони по всем вопросам. У меня не так много времени сейчас, но я хочу, чтобы ты чувствовал себя в безопасности, - он ласково погладил Шона по волосам. – Дверь запру, ты уж прости, н так надо. Не уходи никуда, я вернусь в пять. До вечера.
Шон никогда не встречал таких людей. Это был очень, очень странный парень.



Кайл удивленно смотрел на входящий вызов, но потом сообразил, кто это ему названивает и с улыбкой ответил:
- Алло?
- М-мистер полицейский? А, то есть, мистер Корби…
Кайл чуть не прыснул со смеху, но сдержался.
- Что такое, Шон?
- А… эм… тут в шкафу что-то шуршит, это нормально? – Шон вдруг ахнул, что-то в трубке грохнуло. – Простите, пожалуйста, я уронил телефон, но с ним все в порядке! Простите еще раз!
- Успокойся, Шон, ничего страшного, - Кайл почувствовал прилив теплоты. – Что там у тебя, скажи еще раз, я не расслышал из-за грохота.
- Ой! Там из шкафа какая-то шерсть торчит! Она шевелится!
- А-а-а! Это цветочек. Шон, можешь вытащить его из шкафа, а то он сам не справится, у него лапки короткие.
- Х-хорошо.
- Покорми его, там в холодильнике стоит кастрюлька риса с сосисками. И сам тоже поешь. В микроволновке разогрей. Прости, мне пора, я тебе чуть позже перезвоню.
- До свидания, - Шон растерянно отложил телефон и приоткрыл дверцу шкафа.
Из темноты сверкнули зеркальными бликами глаза, и вдруг на свет выполз толстенький упитанный котик.
- Ува-а! Какой ты толстячок! – Шон впервые за много времени улыбнулся, вытащил кота из шкафа и посадил на кровать. Тот с интересом обнюхал протянутую руку и ткнулся в ладонь мокрым носом.
У Шона дыхание замерло – давненько он не общался с животными. У них в приюте был кот, а потом как-то не приходилось их встречать, особенно, домашних и ласковых. Шон принялся наглаживать котика, тот приятно замурчал и подставил мордочку под ласку.
- Пойдем, покормим тебя, - Шон спустил кота на пол и тот посеменил на кухню.
Лапки и вправду оказались совсем короткими, да и хвостик тоже. Котик был белый с рыже-черными пятнышками на спинке и закругленных подрагивающих ушках. Шон догадливо вытащил миску из-под раковины, куда кот пришел первым делом, и заполз в холодильник.
Полки были почти пусты, но на одной из них нашлась большая початая кастрюлька с вареным рисом и накрошенными туда сосисками. Шон положил коту немного, но тот быстро все умял и требовательно пошкрябал миску лапкой, требуя добавки.

- Ну как вы тут? – Кайл зашел в гостиную с пакетами в руках, и увидел умилительную картину – на кресле, неудобно свернувшись, спал Шон, а на его коленях расползся большой меховой комок.
Услышав хозяина, Цветочек мигом соскочил с колен и посеменил к поставленным на пол пакетам, сунув в них свой любопытный нос. Кайл сходил в спальню за пледом и нарыл спящего Шона, не удержался и погладил его по волосам.

С кухни доносилось тихое посвистывание и вкусные запахи готовки – Шона разбудило громкое бурчание собственного желудка. Он немного помялся перед порогом, но все же зашел в уютную кухоньку и присел на стул.
- Ты проснулся, - Кайл быстро оглянулся, услышав шорох, и улыбнулся. – Как себя чувствуешь?
- Хорошо, - Шон прислушался к себе, отметив, что давно он не был в таком хорошем состоянии.
- Кушать хочешь? – Кайл что-то помешивал лопаточкой на сковороде, и это что-то очень вкусно и заманчиво пахло.
- Н-нет, спасибо, - стоило сказать Шону, как желудок громко и требовательно заурчал, прося пищи.
Кайл отвернулся от плиты, выключив газ, и вдруг присел прямо перед Шоном на колени, внимательно глядя в глаза. Шон густо покраснел, попытался отвернуться, но Кайл требовательно развернул его лицом к себе.
- Почему ты врешь? Я же знаю, что тебе хочется есть, так почему отказываешься?
Шон ничего не ответил, только сжался весь, будто его сейчас ударят.
- Успокойся, пожалуйста, я же сказал, что не трону тебя. Ох, я так устал на этой работе, это ужас какой-то. – Кайл положил Шону голову на колени, громко вздохнул, будто большой пес, а Шон вдруг протянул руку и осторожно погладил Кайла по рыжей голове.
Кайл мигом встрепенулся, встал и начал накрывать на стол.
На ужин было самое вкусное жаркое, которое Шон когда-либо пробовал.



Раньше, когда Кайл возвращался с работы домой, его никто не ждал. А если и ждал, то, стоило ему ступить за порог, как начинали сыпаться вопли из серии "где ты был", "почему так долго" и прочие неприятные вещи. Теперь же Кайл точно знал, что, вернувшись домой, он застанет теплую убранную квартиру, горячий чайник, накормленного кота и смущенную улыбку.
Прошло чуть больше двух недель с момента, как Кайл приютил у себя дома бездомного Шона, но тот вовсе не оказался обузой - хоть сначала и нервничал, но довольно быстро Шон начал приходить в норму. Он немного - самую малость - набрал в весе, но Кайл был страшно доволен собой. Шон убирался в квартире, чтобы хоть как-то отплатить Кайлу за его доброту, готовить ничего не умел, но зато хорошо научился заваривать чай и делать к нему тосты с малиновым вареньем. Кайл был очень рад переменам, случившимся в его доме, поэтому старался лишний раз не задерживаться на работе или по своим делам. По пути домой он частенько стал заглядывать в продуктовый и покупать всякие вкусности для Шона - мармелад, мед, шоколадное молоко, а так же мясо и вкусную рыбку без косточек. Каждый раз Шон, видя все эти богатства, впадал в ступор и какое-то немое безграничное удивление, будто не понимал, что все это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО делается для него. Для Шона это было настолько... поразительно, что ли, что кто-то проявлял о нем заботу, что он долго отказывался от даров, а когда Кайлу наконец-то удавалось накормить Шона, или напялить на него какую-то простецкую шмотку, у того глаза чуть было не блестели от слез.
Кайл начал невольно ловить себя на мысли, что... ему нравится ухаживать за Шоном. Не то, чтобы ему не нравилось ухаживать за Цветочком, к примеру, или подкармливать почти всех бездомных животных их маленького райончика, но... Это было немного другое. Кайлу нравилось видеть, как Шон спокойно ест, как он носит вещи, которые Кайл ему купил, как у Шона трогательно краснеют самые кончики ушей, когда Кайл вручает ему очередной подарок. Это было умилительно и чертовски приятно. Внутри появилось чувство обладания чем-то очень важным, теплым. Кайлу казалось, что в его семью будто бы вошел новый человек.
- Тебе какой соус - сырный или кисло-сладкий? - Кайл достал из холодильника две пачки и потряс ими в воздухе.
- Да я так, - хотел было отказаться Шон.
- Значит, кисло-сладкий. Или все же сырный? - Кайл сам засомневался в своем выборе и в итоге выдавил на краешек тарелки и того, и другого соуса понемногу.
Шон робко улыбнулся, дождался, когда Кайл сам сел, прочитал молитву перед едой, и они, наконец, начали есть.
- Хочешь, можем после ужина прогуляться до проката и взять какой-нибудь фильмец? - Кайл задорно подергал бровями. - Какой жанр ты предпочитаешь?
- Да я особо кино и не смотрел. - Пожал плечами Шон. - Так, только пару черно-белых фильмов, у нас в приюте был телевизор, - на мгновение его взгляд остекленел, но все тут же вернулось в норму, - мне не разрешали смотреть... обычно.
- О! Тогда мы просто обязаны что-то взять в прокате! - Кайл начал быстро доедать свой ужин. - А фы не фовопифь! - Он назидательно ткнул ложкой в Шона, и прожевав, продолжил. - Жуй как следует, и чтобы все доел. Чай попозже попьем, когда фильм будем смотреть.

Смотреть фильмы с Шоном было ужасно интересно. Каждый раз, когда на экране происходило что-то внезапное - будь то поцелуй, взрыв или еще какая-то подобная чушь - Шон охал, ахал, округлял глаза, да и вообще вел себя очень возбужденно. Из-под личины запуганного нелюдимого парня сразу проглядывала настоящая суть, будто нежная весенняя почка готовилась выпустить наружу нежный и сочный зеленый лист, приподнимая с себя кожуру. Шону очень понравились фильмы Тарантино, хоть они его немного и смущали, но гипертрофированный героизм главных героев заставлял его буквально вжиматься в диван, или, наоборот, вскакивать на пол.
Когда в кино целовались парочки, Шон внезапно краснел, бледнел и начинал отводить глаза. Любовные темы звучали весьма сладко и многообещающе, хоть и задевали за живое воспоминания его прошлого. Не смотря на перенесенное в ранние годы насилие, Шон все же начал понемногу оттаивать в теплой и уютной кайловой квартире, жизнь потихоньку заструилась в нем, осветила своим присутствием. Теперь шрамы на его запястьях выглядели донельзя нелепо, вызывали в нем чувство стыда - как можно было не ценить собственную жизнь настолько, чтобы попытаться свести с ней счеты? Ведь есть такие прекрасные вещи, как утренний чай и омлет, есть солнце и крыша над головой, есть... Кайл. Хотя всего этого, конечно, у него тогда не было.
Шон позорно разрыдался на Титанике. Ну как можно было спокойно сидеть и осозновать, что всего этого можно было бы избежать, оборудуй они корабль большим количеством спасательных шлюпок, да и вообще! - можно было бы вовремя заметить айсберг. Шон никак не мог остановиться, все плакал и плакал, сидел, обняв себя за колени, и совсем расклеился, когда Леонардо ди Каприо пошел ледышкой ко дну.
- Так, знаешь, что? Не лучшей идеей было показывать тебе этот фильм. - Кайл, все это время приобнимавший Шона за плечо, щелкнул пультом и выключил телевизор. - Пошли-ка умоемся и нальем тебе горяченького чайку.
Кайл был уставший, со смены, и ночь не спал, но все равно сел посмотреть с Шоном этот гребаный длиннющий фильм, так что теперь его нещадно клонило в сон. Его хватило ровно до того момента, как он проводил Шона до кровати, а потом запасы жизненных сил иссякли и Кайл грузно повалился рядом, мгновенно заснув.
Шон впал в ступор, не мог пошевелиться - рядом, у самого носа, лежал Кайла, он мерно дышал и слегка посапывал во сне. Шон уже видел, и не раз, как Кайл, внешне вроде бодрый, но и не спавший больше суток, вдруг мгновенно выключается, падает и потом долго-долго спит, да так крепко, что и не добудишься. Но в этот раз все случилось совершенно неожиданно, Кайл просто рухнул на него сверху и придавил тяжелой рукой, закинул ногу - и Шон не мог отползти, все тело будто бы парализовало от мгновенно возникшего страха. Через несколько минут Шона отпустило, он взял себя в руки, поняв, что Кайл точно не сделает ему ничего плохого, Капйл просто уснул.
Было непривычно ощущать чужое, теплое тело, ведь Шон еще никогда и ни с кем рядом не спал. Даже после секса, если это так можно было назвать, его всегда выгоняли из кровати, буквально вышвыривали, не даря ни капельки ласки. Теперь же он лежал под боком у Кайла, ему было очень, очень тепло, потому что Кайл во сне подгреб его под себя, щедро делился жаром тела. Шон несмело поднял глаза, рассматривая лицо спящего Кайла. Складочка между бровей разгладилась, щеки слегка порозовели, дыхание изо рта мягко пахло мятной зубной пастой. Шон слегка подтянулся повыше, не выскальзывая из теплых объятий, и робко, нежно коснулся губами сначала подбородка, а затем губ Кайла, даря свой первый , никем не вырванный, поцелуй.
Кайл вдруг зашевелился, всхрапнул и сквозь сон спросил:
- Будешь моей женушкой?
Шон прыснул со смеху, повернулся в Кайлу спиной, а тот обнял его, уткнувшись носом в шею. Шон еще немного полежал так, краснея и наслаждаясь ощущением защищенности, и сам не заметил, как провалился в сон.
запись создана: 02.05.2014 в 12:58

@темы: текст, от/для Дэйса, мой арт, гомосекииииии><, героин, iProject, aww

URL
Комментарии
2014-05-02 в 15:26 

d-ace
Σ(゚∀´(┗┐ヽ(・∀・ )ノ Получай с ноги по фейсу!
Боже ж ты мооооой!!!! Прелесть какаяяяяя!! Это же одно из моих любимейших АУ!! Уууооооххххххх! Хочу дальше, хочу больше, хочу флаффа, нежности и умилений!!! Иииии!!!!!1 *ОБНИМАШКИ ОБОЖАЛКИ*
Ох, Шон, жалко его как((( Ну ничего, Кайл приведет его в порядок! *любовьлюбовь* Урурурурууу! Ты вспомнила про татушку, прелесть моя! :heart::heart::heart: а про то, что Корби считай в церкви вырос и без родителей видимо нет^^"
ПРОДОЛЖАЙ.

2014-07-07 в 23:39 

BlackApple
- Папа,что такое логика? - Куда? - Борщ.
Эпл тоже хочет продолжений *з*

   

А я купаюсь в море бесполезных кисок. (с)

главная